Приходской листок Троицкого собора, 37 (1006) 2018 г.

Апостольское чтение на литургии (воскресное)

Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа. Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам. Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем. Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем. Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей, так что смерть действует в нас, а жизнь в вас. Но, имея тот же дух веры, как написано: "я веровал и потому говорил", и мы веруем, потому и говорим, зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами. Ибо все для вас, дабы обилие благодати тем большую во многих произвело благодарность во славу Божию.

(2 Послание к Коринфянам, 4 глава, ст. 6-15)

Евангельское чтение на литургии (воскресное)

Законник, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: "возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим": сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: "возлюби ближнего твоего, как самого себя". На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: "сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих"? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

(Евангелие от Матфея, 22 глава, ст. 35-46)

Слово в день Усекновения главы Крестителя Господня Иоанна

Прот. Александра Ганабы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В нашей жизни очень важным бывает наше слово, когда мы что-нибудь обещаем. Мы даем часто обещания своим родным или близким, своим друзьям, сами себе даем какие-то обещания, и очень важно понимать и осознавать цену этих наших обещаний и разумность их: что можно обещать, а чего категорически нельзя обещать. И в первую очередь для нас, христиан, мерилом наших обещаний является то обещание, которое мы с вами дали у купели Крещения. Перед тем, как мы приняли Таинство Крещения, мы обещали в своей жизни идти за Спасителем и Господом нашим Иисусом Христом. Вот, это маяк, направление. Если наше жизненное обещание соответствует заповедям Иисуса Христа, конечно же, такие обещания надо выполнять. А если мы что-то в безумии обещаем, что не соответствует Слову Божию? Кто-то нам предлагает придумать какую-то аферу, кого-то обмануть, и мы обещаем: «Да, я буду в этом участвовать». А потом вроде бы подумаешь: «Так это же фактически воровство», но уже неудобно, ты обещал, ты договорился… И человек начинает вот этому ложному обещанию следовать.

В сегодняшний день, в день Усекновения головы честнаго славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, то Евангелие (Мк. 6, 14–30), в котором описываются обстоятельства смерти Иоанна Крестителя, которое мы только что с вами слышали, как раз очень ярко иллюстрирует нам с вами, как нельзя давать безумных обещаний и как нельзя их выполнять, даже если они уже даны.

Какие же обстоятельства смерти Иоанна Крестителя?

Когда Иоанн Креститель проповедовал в Иудее покаяние и обращал людей, приготавливая их сердца к принятию Господа Иисуса Христа, тогда этой областью правил царь Ирод. Этот царь Ирод совершил беззаконный поступок, нарушающий Закон Моисея, – он женился на жене своего брата. Забрал фактически у своего брата его жену. Иоанн Креститель смело его за это обличил, несмотря на то, что тот был царем, и говорил, что это нарушение Закона Божия, и так не должно поступать. Жена этого Ирода Иродиада, конечно, крайне была этим недовольна. И по ее наущению Ирод арестовал за такие крамольные речи Иоанна Крестителя и посадил его в темницу. Хотя сам он почитал Иоанна Крестителя. Представляете ситуацию? Он чтил его как пророка, и приходил к нему туда, в эту темницу, и разговаривал с ним, и слушал его, но был безвольным, ничего не смог сделать против своей этой беззаконной жены.

Так продолжалось некоторое время, Иоанн Креститель находился под стражей. Случилось празднование дня рождения Ирода, и Ирод созвал всех своих князей, всех своих старейшин, почетных людей и устроил пиршество по дню своего рождения. Когда они уже все захмелели на этом дне рождения, пришла дочка Иродиады и стала плясать перед участниками этого пира. И так она угодила всем, и царю Ироду так понравилась эта пляска, что он встал, говорит: «Что угодно проси у меня, хоть до полцарства», и стал давать клятву, что исполнит любую ее просьбу. Вот она, безумная клятва. Нельзя любую просьбу исполнять. Можно исполнять только те просьбы, которые соответствуют заповедям Божиим.

Тогда эта дочь бежит к своей матери и спрашивает: «Что же мне просить?» А мстительная Иродиада говорит: «Тотчас же проси голову Иоанна Крестителя». И дочь приходит с этой ужасной просьбой к Ироду и требует у него тотчас же голову Иоанна Крестителя на блюде.

Евангелие повествует, что царь огорчился. Но вот, казалось бы, огорчился – да и прогони ты эту Иродиаду! Но, говорит Евангелие, ради возлежащих, – а как же, я царь, я пообещал, раз я пообещал, то я должен сделать, – совершает величайшее преступление: убивает праведника и пророка, которого сам же и почитал. Дает приказание. Палач идет в темницу. И отсекают голову Иоанну Крестителю. И приносят ее в этот пиршественный зал и отдают Иродиаде.

Вот какое яркое явление безумия человеческого и нарушения заповедей Божиих. Обстоятельства смерти Иоанна Крестителя пророчествуют – пророк и умирая пророчествует, – пророчествуют нам с вами, чтобы мы были воздержаны, чтобы мы не давали безумных клятв. А если уже что безумное сказали, как только опомнимся, не смотрели ни на что: на ложное самолюбие, на ложное тщеславие, – как же так, я пообещал, а не сделаю. Если это не соответствует заповедям Божиим, опомнился – все, никакие обещания уже больше не важны. Главное обещание должно быть у нас: жить с Господом нашим, жить по заповедям Божиим, веровать в Бога и от Бога не отступать. Вот наше самое главное обещание. А по своему безумию, увы, мы часто обещаем пустые вещи, обещаем мы и, увы, делаем.

Помолимся же великому Пророку, Предтече и Крестителю Господню Иоанну, чтобы он вразумил нас, вразумил нас знать только Бога Единого, Ему обещать жизнь свою отдать и следовать по жизни за Спасителем и Господом нашим Иисусом Христом, Ему же слава во веки веков. Аминь.

11 сентября 2017 года

Слово в Неделю 15-ю по Пятидесятнице

Прот. Александра Ганабы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сейчас мы с вами слышали Евангелие, в котором Сам Господь Иисус Христос дает ответ, что главное в нашей вере. Нам надо знать этот ответ. Не только потому, что у нас другие люди спрашивают. Это часто бывает: приходит человек первый раз в храм и интересуется, в чем заключается вера православная? Что нужно делать? Что самое важное? Конечно, порой ему объясняют, как важно свечу поставить, как важно записку написать, как важно и правильно перекреститься. Иногда, если дальше беседа простирается, говорят и о молитве, даже о постах. Все это несомненные и важные, даже важнейшие составляющие нашей святой православной веры. Но для чего все это? Для чего свечи в храмах? Для чего наши молитвы? Зачем наши православные обряды? К чему нас ведут Таинства церковные? Какой смысл имеют в жизни Церкви посты? Ведь не ради же самих постов существуют посты и не ради же самой молитвы существует молитва, не ради же самих свечей существуют свечи. Для чего все это?

И вот сегодня мы в Святом Евангелии из уст Самого Господа Иисуса Христа услышали, что самое главное и что самое важное в нашей вере (Мф. 22, 35–46). Законник, искушая Иисуса Христа, подошел и спросил у Него: «Учитель! Какая наибольшая заповедь в законе?» Господь Иисус Христос ответил ему – с тем чтобы и мы это всегда знали, и помнили, и хранили в своем сердце, и стремились к жизни по этой заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всею душою твоею, всею крепостию твоею – сия есть заповедь большая в законе».

Как понять это? Как нам возлюбить Господа? Откуда возьмется в сердце любовь к Тому, Которого невозможно даже представить своим разумом, Который выше всего, что есть в этом мире? Изучая этот мир, ученые с трудом постигают его законы. Уже сейчас мы не можем понять рассуждения этих ученых, которые объясняют нам, какая великая вселенная, сколько миллиардов лет свет доходит от самых ближайших, в общем-то, к нам звезд, какие существуют там галактики, скопления, темные пятна. Да в самом мелком составляющем этого мира, как казалось ясным и понятным раньше, – что мир состоит из молекул, а те состоят из атомов, – теперь столько нового открыто, что нам-то уже и это понять невозможно. А ведь все это творение Божие. Мир, сотворенный Богом, мы понять не можем. Не можем понять, почему в один год жара страшная, а в другой год засуха, а в третий морозы. Мир Божий мы понять не можем. Как же мы можем Бога, Который является источником всего мира, понять? Который беспределен, бесконечен, вечен, непостижим? Понять не можем. А как же мы можем Его любить? Откуда может взяться любовь в сердце к этому великому, недостижимому и непостижимому Существу? По образу и подобию Которого мы с вами созданы. Ибо в каждом из нас есть образ Божий.

И вот Господь Иисус Христос продолжает, объясняя нам о главной заповеди в законе, говоря: «И подобная ей заповедь: возлюби ближнего своего, как самого себя» (см. Мф. 22, 37–39). И далее Он говорит: «Вот на этих двух заповедях весь закон и все пророки основаны». То есть вся вера наша на этих двух заповедях. Если мы эти две заповеди не соблюдем, значит, и веры у нас нет никакой.

Но почему же Господь говорит об этой заповеди как о двуединой? Почему же: «возлюби ближнего своего, как самого себя»? Да потому что возрастить в себе любовь к непостижимому Богу можно только лишь через любовь к конкретному человеку. Если говорить даже так: «Я люблю всех людей», – это будут пустые слова, если в нашем сердце не будет подлинной любви хотя бы к одному человеку. Если мы научимся хотя бы к одному человеку относиться так же, как мы относимся к самому себе, – ведь что значит: «возлюби, как самого себя»? – значит, все то, что ты желаешь для себя, ты желаешь и любимому человеку, все, что ты опасаешься, что не случилось бы с тобою, о том же ты опасаешься, чтобы не случилось с любимым тобой человеком, все, как ты переживаешь за свое состояние, свое благополучие, точно так же за любимого человека мы переживаем. Вот этому призывает нас научиться Господь. Если мы научимся любить ближнего своего, то тогда через это для нас откроется и любовь к Богу. Об этом очень твердо и уверенно говорил апостол любви Иоанн Богослов: «Как ты можешь любить Бога, Которого не видел, если брата своего, которого видишь, ненавидишь? Лицемер! Научись прежде любить брата своего» (см. 1 Ин. 4, 20).

Почему же это так важно? Потому что в каждом человеке есть образ и подобие Божие. Господь, желая нашего спасения, Сам воплотился и стал человеком. Непостижимый Бог, Которого наш разум не может постигнуть и понять, становится близким и доступным для нас человеком. Господь Иисус Христос истинный Бог и истинный Человек. Он в Себе соединяет эту двуединую заповедь о любви к Богу и людям. В личности Иисуса Христа, имея любовь к Господу Иисусу Христу, мы с вами исполняем эту заповедь. Мы учимся любви к Богу и к ближнему своему. Потому что Христос для нас и есть ближний. Ведь более того, когда Он говорил о том, как Он будет в последний день судить человека, то объяснял: «Если ты накормил кого-то, значит, ты Меня накормил; а если ты не дал кому-нибудь воды, значит, это ты не дал и Мне воды. Если ты одел кого-то, дал ему одежду, когда он нуждался в ней, значит, ты Мне дал» (см. Мф. 25, 34–46). Значит, всякое доброе дело, сделанное кому-либо из ближних наших, мы делаем Самому Господу Иисусу Христу. И всякое зло, какое мы кому-либо из людей причиняем, мы причиняем Самому Господу Иисусу Христу.

Вот, оказывается, какая это важная и близкая нам заповедь. Вот как мы можем научиться любить Самого Господа Иисуса Христа, если будем учиться любить друг друга.

А где мы будем черпать этот дар любви? Как мы можем научиться этой любви? Откуда она в наших занятых, эгоистичных, черствых, самолюбивых сердцах возьмется?

Сам Господь Иисус Христос, истинный Бог и истинный Человек, есть истинная воплощенная любовь. Он такую любовь проявил к нам, что нам это постигнуть разумом невозможно. Он наши с вами грехи взял на Себя и умер на кресте за каждого из нас. Вот образ любви, вот факт любви, вот свидетельство явления любви в мире: Христос страдает вместе с нами, Христос умирает за нас, чтобы мы жили вечно. Вот откуда мы можем черпать эту любовь.

А тогда становится понятным, зачем молитвы в Церкви Христовой. Потому что через молитвы мы черпаем эту любовь Христову в свою душу, и насыщаем через молитвы свою душу любовью Христовой – чтобы нам возрастать в любви к Богу и людям. Становится понятным, зачем в Церкви посты, – потому что, постясь, мы выказываем и показываем свою преданность Богу, свою любовь к Богу, и через это укрепляем свою душу в вере, надежде и любви – которая является главной заповедью в законе. Становится понятно, для чего все обряды церковные, все Таинства церковные, – потому что через это мы возгреваем в своем сердце ту Божественную любовь, которую в мир принес Господь Иисус Христос. Ведь именно Христос, пришедший в мир, и основал на земле Святую Церковь, именно Христос пребывает в Церкви во все дни и пребудет в ней до скончания века. Именно когда в храме мы двое, или также трое собираемся для молитвы, тогда Христос с нами, и благословляет нас, и укрепляет нас.

Итак, зная, какая главная заповедь в законе, зная, на чем основывается наша святая вера, зная о том, что наша вера призывает нас научиться любви к Богу и людям, мы с вами понимаем, какое значение в нашей Святой Церкви имеют все ее установления, обряды и порядки. Потому что это все установлено для того, чтобы мы наполняли наши души любовью.

Трудно и невозможно о любви рассуждать, потому что, что бы мы ни говорили своим языком, все это будет отдаленное подобие подлинной любви. Это так же, как рассуждать о Боге. Невозможно человеческим языком изъяснить тайны Божества – это немыслимо. Только лишь в реальной молитве, в богообщении, в Таинствах церковных, в причащении Пречистого Тела и Животворящей Крови Христовой мы научаемся воспринимать Бога душою своею. Так же и любовь только в реальном делании, только в реальном труде души нашей постигается нами.

Итак, будем просить у источника любви – Господа нашего Иисуса Христа, чтобы Он дал сил и научил нас с вами любить ближних своих: любить тех людей, с которыми повседневно нас жизнь соединяет, научиться смотреть на каждого человека, который промыслом Божиим встречается нам в жизни, как на образ и подобие Божие, увидеть в каждом посылаемом нам Господом человеке Самого Христа. Потому что Христос ждет от нас деятельной любви, милосердия и подлинной христианской жизни повседневной. Будем просить у Него, Источника жизни, чтобы Он укрепил нас и чтобы воспламенил наши сердца подлинной любовью к Богу и людям.

5 сентября 2010 года