Приходской листок Троицкого собора, 08 (1029) 2019 г.

Апостольское чтение на литургии (воскресное)

А ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении, в гонениях, страданиях, постигших меня в Антиохии, Иконии, Листрах; каковые гонения я перенес, и от всех избавил меня Господь. Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы. Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь. А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен. Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.

(2 Послание к Тимофею, 3 глава, ст. 10-15)

Евангельское чтение на литургии (воскресное)

Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь. Пощусь два раза в неделю; даю десятую часть из всего, что приобретаю». Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

(Евангелие от Луки, 18 глава, ст. 10-14)

Священномученик Иоанн Кочуров

Память 31 октября (13 ноября)

(Окончание, начало в № 46-52 (2018 г.), 3,4,6,7 (2019 г.))

            Регулярно посещавший свою епархию во время работы Поместного Собора 1917 года в Москве святитель Вениамин 24 ноября в престольный праздник Царскосельского Екатерининского собора совершил в нем Божественную литургию. "Литургия закончилась горячим словом Архипастыря, обратившегося к народу с горячим призывом к единению, любви и братству, – писал корреспондент газеты "Всероссийский Церковно-Общественный Вестник". – Попутно владыка помянул об ужасном событии – расстреле дорогого пастыря местного храма отца Иоанна Кочурова и заметил, что как ни печально это событие, но в нем есть и утешение от сознания, что пастырь отдал жизнь за любовь к Богу и ближним, что он явил собой пример христианского мученичества. Слово Архипастыря произвело на всех сильное впечатление, у многих видны были слезы. По окончании Литургии в усыпальнице собора состоялась заупокойная лития у гроба о. Иоанна. После службы владыка посетил семью почившего в церковном доме". Таким образом, вторично, на этот раз устами епархиального архиерея, поминавшего убиенного священнослужителя своей епархии, Русская Православная Церковь определяла гибель отца Иоанна как мученическую кончину.

            Глубокой скорбью отозвалась эта кончина и в сердцах участников Поместного Собора, проходившего в Москве и поручившего протоиерею П.А.Миртову "составить проект послания от лица Собора с извещением о подробностях кончины безвременно почившего отца Иоанна Кочурова, павшего жертвой ревностного исполнения обязанностей своего звания".

            Выражая сложившееся на Поместном Соборе искреннее убеждение в том, что в лице убиенного отца Иоанна Русская Православная Церковь обрела нового священномученика, Святейший Патриарх Тихон, хорошо узнавший отца Иоанна за годы многолетнего совместного служения в Алеутской и Североамериканской епархии и с тех пор исполнившийся к нему глубокого уважения, направил проникновенное письмо вдове почившего пастыря Александре Кочуровой. "С великой скорбью Священный Собор Православной Российской Церкви, а с ним и мерность наша приняли известие о мученической кончине отца протоиерея Иоанна Александровича Кочурова, павшего жертвой ревностного исполнения своего долга, – писал будущий исповедник Святейший Патриарх Тихон. – Соединяя молитвы наши с молитвами Священного Собора об упокоении души убиенного протоиерея Иоанна, разделяем великое горе ваше и делаем это с тем большей любовью, что мы близко знали почившего отца протоиерея и всегда высоко ценили его одушевленную и проникновенную пастырскую деятельность.

            Храним в своем сердце твердое упование, что украшенный венцом мученичества, почивший пастырь предстоит ныне Престолу Божию в лике избранников верного стада Христова.

            Проникнутый горячим участием к осиротевшей семье вашей, Священный Собор постановил предложить Святейшему Синоду оказать ей необходимое воспособление.

            Да поможет Господь мужественно перенести ниспосланное Вам, в путях Божиего Промышления, и да сохранит Он Вас и Ваших детей в невредимости среди бурь и напастей настоящего времени.

            Призываем на Вас и Вашу семью благословение Божие. Патриарх Тихон".             Ровно через 5 месяцев после кончины отца Иоанна 31 марта 1918 года, когда количество поименно известных Святейшему Синоду убиенных священнослужителей уже достигло 15 человек, в храме Московской духовной семинарии Святейшим Патриархом Тихоном в сослужении 4 архиереев и 10 архимандритов и протоиереев была совершена первая в истории Русской Православной Церкви XX века "заупокойная литургия по новым священномученикам и мученикам". Во время произнесения на заупокойной литургии и панихиде молитвенных возношений "Об упокоении рабов Божиих, за веру и Церковь Православную убиенных" вслед за первым убиенным архиереем митрополитом Владимиром поминался первый убиенный протоиерей Иоанн – отец Иоанн Кочуров, открывший своей страстотерпческой кончиной исповедническое служение сонма новомучеников Российских XX века.

Слово в Неделю о мытаре и фарисее

Прот. Александра Ганабы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

            Через три недели начнется Святой и Великий пост. И Церковь начинает нас с вами готовить к этому благодатному времени, чтобы мы с вами понимали, что мы должны во время поста с вами совершить.

            Мы знаем, что пост дается для того, чтобы человек очистил свою душу, чтобы человек изменился от плохого к доброму, от ненависти к любви и от неправды к правде. И мы понимаем, что на это изменение наших сил, своих только, не хватит, что нам обязательно нужна помощь Божия. И, естественно, главная составляющая поста – это молитва, то есть обращение к Богу. И во время молитвы, особенно во время поста, мы просим у Господа, чтобы Он простил нас, очистил наши грехи.

            Весь вопрос в том, а как нам просить у Господа? Какая должна быть у нас молитва, чтобы она оказалась действенной? И может ли быть такая молитва, которая окажется бесполезной и даже вредной?

            Именно на этот вопрос сегодня Святая Церковь дает нам ответ. Приготавливая нас ко времени Великого поста, Церковь учит нас, как мы с вами должны молиться, какова должна быть наша молитва. Причем Сам Господь Иисус Христос рассказывает нам, какая должна быть наша молитва. Поэтому для нас очень важно этот урок евангельский, который преподает нам Сам наш Спаситель, впитать в себя, чтобы, когда наступит время поста, мы молились так, как учит нас Господь.

            Итак, Иисус Христос рассказал простую притчу, которая показывает, как надо молиться. Он говорит: «Два человека пришли в храм помолиться. Один – фарисей, другой – мытарь». Необходимо дать пояснение.

            Фарисеи – это были очень уважаемые люди в древнем Израиле. Они прекрасно знали Закон Божий. Они исполняли Закон Божий. Они являлись, можно сказать, некоторым примером, и были довольны этим своим положением, и часто выставляли это положение напоказ. Молились так, чтобы их видели, как они молятся. Давали милостыню, чтобы другие видели, как они милостыню дают. Делали добрые дела так, чтоб люди обращали внимание на эти добрые дела. Эти фарисеи считались в народе очень почитаемыми и святыми людьми.

            А вот мытари – это были изгои общества. Они были предателями. Почему? Потому что Израиль был оккупирован Римом. Римляне-язычники покорили эту страну. И люди были вынуждены платить налоги римлянам. Собственно говоря, римляне многого не требовали от покоренных народов. Они оставляли им их веру, их порядки, даже царей их им оставляли. Им главное было – плати деньги Риму вовремя. И тогда – как эти деньги собрать? Были сборщики налогов. Вот они как раз и назывались мытарями. Но только в чем суть-то? Они ведь собирали это не для своей страны, а для римлян. Значит, они были в глазах народа – кем? Предателями. А потом, знаете, как даже русская пословица есть такая: «Быть у воды и не напиться?», собирали они эти налоги, но, кроме того, что в Рим отправляли, и себе в карман тоже какую-то часть утаивали. Вот такая была коррупция, можно сказать. И народ очень не уважал этих мытарей. Это были люди презираемые. Хотя, с другой стороны, их побаивались. Побаивались их потому, что мытари могли обложить таким налогом, что и не обрадуешься.

            И вот эти два человека: один очень уважаемый, практически святой в глазах людей – в глазах людей, обращаю внимание, – а другой никуда не годный – опять е в глазах людей, – пришли помолиться в храм. Один прошел вперед, встал впереди всех и стал громко молиться так, чтобы его все слышали. «Боже, хвалу Тебе воздаю, что я не такой, как другие: не хищник, не обманщик, не прелюбодей. Или не такой вот, как этот мытарь. Я два раза пощусь, даю десятину со всего, что положено».

Вот как вы думаете, это похоже на молитву? Похоже это на обращение к Богу? Человек пришел к Богу и хвалится своими мнимыми добродетелями, которые он делал напоказ.

            А мытарь, едва войдя в храм, боялся даже дальше идти, потому что знал, какой он грешник. Он даже боялся глаза на небо поднять, не то чтобы что другое. Он только стоял и бил себя в грудь, и одно повторял: «Боже, милостив буди мне, грешнику».

            И далее Господь Иисус Христос, Который рассказывает эту притчу, сказал: «Истинно говорю вам, что этот мытарь вышел более оправданным из храма, нежели фарисей. Потому что тот, кто возносит себя, будет смирен, а кто смиряется, вознесен будет» (см. Лк. 18, 10–14).

            Вот, дорогие братья и сестры, нам с вами поучение от Самого Господа, как мы должны молиться, как мы должны просить у Бога, чтобы быть нам оправданными. Ведь для чего пост? Мы желаем оправдаться, чтобы Господь оправдал нас, простил нас, очистил нас. Значит, и делаем вывод, какая же должна быть у нас молитва.

            А ведь если внимательно присмотреться к этому фарисею, то мы можем увидеть некоторые свои поступки, как в зеркале. Иногда приходим на исповедь, да и исповедуемся: «Ну нет, я ничего такого не делал, не воровал. Нет, нет, нет, ничего… Все хорошо у меня. Я не знаю. Ну вообще, как все, грешен». Вот не узнает никто себя в такой исповеди? Когда мы фактически хвалимся своими мнимыми добродетелями, а мнимыми – значит то, что это мы думаем, что у нас есть добродетель. А ведь все наше доброе, что в нас есть и проявляется, – это действие Божие. Это Бог в нас действует. Мы Бога должны благодарить, если нам удается что-то доброе совершить. Мы должны радоваться, что Бог через нас действует, и хвалить Бога, а не себя. Гордыня – это фактически шлагбаум закрытый для спасения. Если человек гордится и превозносится – все, считай, дорога к Богу тебе закрыта.

            Но ведь смотрите, еще что этот фарисей делал. Он еще себя сравнивал и показывал пальцем на мытаря. «Я, – говорит, – не такой, как он». Ну, может быть, тоже себя узнаем в этом? А разве мы не сравниваем иногда себя с другими людьми, и нам не кажется, что мы лучше их, чище? Мы-то вот праведные, в храм ходим, а другой-то не ходит. Постимся, а такой-то сосед не просыхает с утра до вечера. Ну, я ж, конечно, лучше. Он – пьяница, никуда не годный, а я очень хороший человек. Разве так мы не рассуждаем? Разве мы не совершаем такой суд над другими людьми, вместо того чтобы о себе самом подумать и покаяться?

            Вот для чего Церковь нам эту притчу приводит. Чтобы мы приложили к себе: нет ли в нас этого показного фарисейства? Как искренно мы перед Богом стоим? Действительно ли просим у Бога прощения, как этот мытарь, который бил себя в грудь и одно только твердил: «Боже, милостив буди мне, грешному»? Или мы начинаем рассуждать, хвалиться, вспоминать свои добрые дела, а других людей осуждать?

            Такое вот, можно сказать, духовное задание дает нам Святая Церковь: перед началом Великого поста задуматься о том, как мы будем каяться, как мы будем молиться, кому мы будем подражать: фарисею, гордому и самохвальному, или смиренному мытарю, который искренно с открытым сердцем просил у Бога прощения? Святая Церковь призывает нас подражать смирению мытаря и просить у Бога помощи. Святая Церковь призывает нас смиряться. И тогда, если мы будем смиряться, то Господь нас возвысит.

            Обратимся же ко Спасителю и Господу нашему Иисусу Христу, Который рассказал нам эту прекрасную притчу, которая учит нас, как нам надо молиться, чтобы нам в нашей жизни, в наших молитвах следовать благому примеру мытаря и избегать горделивого фарисейского отношения к Богу и людям. Аминь.

            28 января 2018 года